К чему могут привести новые запреты писать в СМИ о преступлениях

Автор: & Рубрика: .

Thomas Frey / Global Look Press

В Генпрокуратуре считают, что СМИ нужно запретить писать о преступлениях, совершенных подростками, чтобы не провоцировать их. Сейчас уже введены ограничения, например, касающиеся освещения в СМИ самоубийств и публикации сведений об изготовлении и получении наркотиков. Из-за запретов иногда возникает недопонимание: в Свердловской области следователи были вынуждены опровергать слухи о маньяке после публикации в СМИ информации о двух самоубийствах девушек. В Минкомсвязи считают, что пора остановиться с запретами, ведь это напоминает «борьбу с зеркалом, а не причиной». В СМИ считают, что ограничения могут быть хорошим поводом для давления на нелояльных власти журналистов.

«Информация должна быть закрыта»

О новой идее запретить СМИ писать про преступления, совершенные несовершеннолетними, заявила на круглом столе в Совете Федерации начальник управления по надзору за соблюдением прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних Генпрокуратуры России Марина Зайцева. Это, по ее мнению, позволит не провоцировать подростковые преступления. «Мы писали в Министерство цифрового развития и массовых коммуникаций, чтобы усовершенствовали законодательство о средствах массовой информации об информировании через СМИ о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Закрытость. Такая информация должна быть закрыта. Нельзя рассказывать о способах, о том, как, что происходило с несовершеннолетними. На сегодня все в работе», — сказала она. Полную расшифровку выступления Зайцевой можно прочитать здесь.

В Минкомсвязи не поддержали идею нового запрета. «Считаем, что набор запретов и ограничений уже более чем избыточный и с запретами пора остановиться. 

А надежда на то, что если мы о чем-то не пишем, то этого и не происходит, означает борьбу с зеркалом, а не причиной и очень похожа на страусиную позицию», — сказал Znak.com заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин.

Известный семейный и детский психолог Лариса Суркова назвала хорошей инициативу Генпрокуратуры, но отметила, что полностью запрещать писать о преступлениях подростков, с ее точки зрения, не требуется. «Писать о таких преступлениях можно. Нельзя давать много деталей и нельзя давать личностную окраску. То есть можно говорить в сдержанном формате, что, например, вчера ребенок прыгнул с крыши или кого-то избил, но нельзя в это погружаться. Категорически должны быть запрещены шоу на эту тему, обсуждения деталей, интервью знакомых. Потому что подростки, глядя на это, действительно окутывают все это шлейфом романтичности, у них отключается критическое мышление, им кажется, что этот человек [совершивший преступление] — герой, им хочется стать таким же героем. Конечно, это касается не всех подростков, а только тех, у кого есть к этому склонность в их психическом состоянии», — рассказала Znak.com Суркова.

Керченский стрелок, убийство инвалида — о чем могут запретить говорить СМИ

Представим, что запрет на публикацию информации о преступлениях подростков уже введен. В таком случае СМИ не смогли бы освещать некоторые громкие события последнего времени.

Среди них теракт в Керченском политехническом колледже. Осенью 2018 года студент политеха Владислав Росляков устроил в учебном заведении стрельбу из помпового ружья и подорвал самодельное взрывное устройство, начиненное гвоздями и болтами. Затем он покончил с собой. Жертвами нападения стали более 20 человек.

В городе Березовский в прошлом году группа подростков убила инвалида Дмитрия Рудакова. Рудаков купил детям сигареты по их просьбе, после этого они увели его в гаражный комплекс, где избили и сняли весь процесс на видео.

Убийство инвалида взволновало город, жители Березовского собирались на митинг. Но об этом преступлении СМИ не смогли бы писать, если бы предложенный Генпрокуратурой запрет уже действовалЯромир Романов / Znak.com

В Казани на этой неделе отправили на принудительное лечение школьника, который в мае этого года с ножом и пистолетом удерживал одноклассников. Экспертиза психологического состояния показала, что школьник во время преступления был невменяемым.

Статистика, опубликованная на сайте МВД, говорит о сокращении количества несовершеннолетних преступников на 7% (до 27,3 тыс. человек) в январе–сентябре 2019 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Ранее МВД сообщало о снижении с 60,7 тыс. человек до до 42,5 тыс. человек за другой период — с 2013 по 2017 год. При этом уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова весной этого года обращала внимание, что более чем на 5% увеличилось число тяжких преступлений, совершенных несовершеннолетними.

«Это возможность давления на журналистов»

В России создан Единый реестр запрещенных сайтов, который находится в ведении Роскомнадзора. В реестр попадают ресурсы, в которых содержится детская порнография, информация об изготовлении или получении наркотиков, о способах совершения самоубийства, о несовершеннолетних, пострадавших от преступлений. Полный список определен федеральным законом № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Призывы к суицидам и описание способов самоубийств запрещено публиковать в СМИ с 2012 года. А с 2015 года нельзя писать и об их причинах. В отдельных случаях это приводит к недопониманию.

Так, в начале октября этого года следственное управление СКР по Свердловской области было вынуждено выступить с опровержением слухов о том, что в Екатеринбурге появился маньяк. 

Неделей ранее в городе нашли тела двух девушек, которые, по предварительным данным, совершили самоубийства при схожих обстоятельствах. Из-за ограничений городские СМИ публиковали короткие сообщения об этом без каких-либо подробностей, и в соцсетях началась паника — некоторые горожане стали всерьез опасаться за свою жизнь.

При этом, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), количество суицидов в России постепенно снижается с 2000 года. Так, 19 лет назад было зафиксировано 52,6 самоубийства на 100 тыс. жителей, в 2005 году — уже 51,6 случая, в 2010 году — 40 случаев, а в 2016 — 31 случай. Тем не менее в рейтинге BBC, составленном по докладу ВОЗ, говорится, что Россия, по данным на 2016 год, остается в числе стран-лидеров по количеству суицидов — она занимает третье место после Гайаны и Лесото.

Редактор «Медиазоны» Егор Сковорода уверен, что запреты «никогда и никому не помогают бороться ни с какими проблемами», они лишь способствуют тому, чтобы «заметать проблемы под ковер, чтобы их не было видно». Инициативу Генпрокуратуры запретить писать в СМИ о преступлениях подростков редактор называет «очередным бредом» в духе предложений чиновников в Саратове запретить детям отклоняться от индивидуальных маршрутов от дома до школы после убийства девятилетней девочки.

«Работать [запреты], конечно, мешают ужасно, но по большей части они просто раздражают. Представь огромную навозную муху, которая громко жужжит, постоянно садится тебе на руки, на нос, на уши — вот после этих запретов Роскомнадзор так же вьется вокруг журналистов.

Но проблема есть и более серьезная — эти запреты дают возможность оказывать серьезное давление на издание или журналистов, которые чем-то не устраивают власть. Всегда можно найти нарушения каких-то из бесконечного числа запретов и надавить на редакцию. 

Мы же видим немало случаев такого избирательного применения законов. Так что все эти бессмысленные изначально инициативы оказываются отличным инструментом для цензуры», — считает Сковорода.

Источник: znak.com

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.